fbpx

Бизнес-светофор CFO CAFE. Выпуск №2

Еженедельный обзор текущего положения бизнеса на глобальных и отечественном рынках. Анализируются актуальные новости за прошедшую неделю по трем параметрам: красный цвет – негативные, желтый – предупреждающие, зеленый – позитивные.


Красный цвет

Одной из важных проблем отечественной экономики является положение в моногородах. Наверное, многие помнят Пикалево, где в 2009 году проблемы производства пришлось решать в ручном режиме аж главе государства. Всего в России – 319 моногородов, и проживает там почти 10% населении или 14 млн человек. В последнее время положение в них резко ухудшилось: если в 2014 году проблемных городов было 75, то за год их число увеличилось до 94-х, и положение в текущем году продолжает ухудшаться. Основная проблема моногородов – падение спроса на их продукцию, и рост долгов предприятий. Объем производства на предприятиях в моногородах за 2015 год снизился на 4,8% (падение в промышленности в целом составило 3,4%). А объем запасов продукции за тот же период увеличился на 10%. Еще одна проблема – скачки валютного курса, поскольку почти 40% долговых обязательств номинированы в иностранной валюте.

Как следствие растет безработица. Только за прошлый год безработица выросла на 20%, а ее уровень выше, чем в среднем по России. На 1 мая официальных безработных было зарегистрировано 139,3 тыс. человек, а число вакансий составило лишь 83,8 тыс. И положение продолжает ухудшаться – в самое ближайшее время планируется уволить до 16 тыс. человек. В результате в моногородах сохраняется дефицит рабочих мест, что весьма нехарактерно для многих других российских городов. Кроме того, в режиме неполной занятости работают еще 106,2 тыс. человек.

Эксперты называют проблему моногородов «ползучей», однако, ее решение не найдено. В прошлом году планировалось, что градообразующие предприятия зальют деньгами, и господдержка будет осуществляться еще минимум три года. Но 30 млрд рублей – сумма явно недостаточная, чтобы решить все проблемы. Еще один способ помощи – ликвидация депрессивных моногородов, сворачивание в них производства, переселение жителей в другие регионы. Но и этот способ неэффективен в современных условиях. Например для ликвидации градообразующего предприятия в Жирекене, расположенном в Забайкальском крае требуется до 5,5 млрд рублей для переезда и строительство жилья для 4,6 тыс. жителей. Фонд развития моногородов, специально созданный для их финансирования, в 2015 году выделил около 5 млрд рублей, в 2016 году планируется выделить сумму в размере 10 млрд, а в 2017 году – 8 млрд рублей.

И еще одна неприятная новость. Минфин опубликовал проект постановления, в котором бюджетные кредиты для моногородов больше не предусмотрены. Кстати в 2016 году на эти цели планировалось выделить 6,5 млрд рублей. Таким образом, заканчивается их прямое финансирование по специальной программе, которая разрабатывалась по поручению президента России. Да, раньше деньги, выделяемые по этой программе, распределялись весьма неэффективно, больше на смягчение проблемы, а не на ее решение. Сейчас планируется устраивать конкурсы бизнес-проектов, но эти полумеры все равно вряд ли помогут моногородам выбраться из затянувшегося кризиса.

Желтый цвет

Нефть и газ, как минимум, 15 лет – это наше все. Они нас кормят, дают работу россиянам, повышают престиж страны, дают тепло и уют жителям многих стран. Между тем, непростое международное положение России заставляет европейские страны искать альтернативные решения. Ставка делается не только возобновляемые ресурсы или сланцевый газ, но и традиционные источники. Как известно, в 2014 году был свернут грандиозный проект стоимостью в 24 млрд евро – «Южный поток». Ему на смену пришел «Турецкий поток» – строительство газопровода в Турцию по которому Россия собиралась экспортировать до 63 млрд куб. м газа, но сейчас российско-турецкие отношения переживают не лучшие времена, и этот проект был приостановлен. Новый проект, но уже без участия нашей стороны, появился в прошлом году. Он создается по инициативе Европейского союза и назван «Южным газовым коридором», который должен диверсифицировать европейские энергетические поставки и снизить зависимость от нынешних поставщиков нефти и газа. Так, совсем недавно в греческих Салониках началось строительство Трансадриатического газопровода – продолжение Трансанатолийского 870-ти километрового газопровода, который будет поставлять газ из Азербайджана в Италию. Общий ежегодный объем – около 26 млрд куб. м газа, а первые поставки планируется начать через четыре года. Конечно, не так много, как планировалось по российским проектам, но все равно, объемы впечатляют. И реализация инициативы ЕС, без сомнения, может негативно сказаться не только на доходах отечественных нефтегазовых компаний, но и на российской экономике в целом.

В Россию же идет очередной финансовый голод для компаний малого и среднего бизнеса. Кредиты для них – один из основных путей развития и, нередко, выживания. Правительство и банкиры многих стран с пониманием относятся к этой проблеме, и отказа в кредитах у этих категорий бизнеса нет. У нас же банки не спешат наращивать кредиты малому и среднему бизнесу, а тратят бюджетные средства, выданные через Агентство по страхованию вкладов (АСФ), исключительно на пополнение собственных оборотных средств и рефинансирование кредитов, выданных ранее. К середине апреля через АСФ 30 банков получили больше 800 млрд рублей. Банки получают под обязательство ежемесячно три года наращивать кредитование на 1% по следующим направлениям: ипотека, избранные отрасли, малый и средний бизнес, а также российские регионы. Вроде бы кредитование идет, и банки договоренности не только выполняют, но и перевыполняют. Активно кредитуется воздушный транспорт (рост на 10,4%); химическое производство (+3,6%), производство пищевых продуктов и табака (+2,2%), а также ипотека (+2,3%). А вот малый и средний бизнес кредитами не балуют. Точку зрения подавляющего большинства банкиров озвучил глава банка ВТБ Андрей Костин еще в октябре 2015 года: «Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать?». Сказано достаточно цинично, но основной аргумент понятен – высокие риски. Например, по состоянию на 1 марта (более поздней информации нет) просроченная задолженность компаний малого и среднего бизнеса – 14,8%. Поэтому, согласно экспресс-опросу, проведенному аналитическим центром проекта CFO CAFE, только 4% руководителей компаний намеревается брать кредит в банке.

Для тех, кто еще раздумывает, куда вложить свои деньги. Волатильность валют положительно влияет на рост драгоценных металлов. Они стабильно растут. Так, золото в апреле пробило психологическую отметку в 1 250 долл. США за тройскую унцию (по состоянию, на 19 мая – 1 253,89 долл. США). С начала года рост золота составил 20%, показав лучшую динамику за три десятилетия. Видимо, эта тенденция будет продолжаться, поскольку Федеральная система США, скорее всего, не будет повышать процентную ставку (сейчас она составляет 0,5%). А, когда процентная ставка не повышается, золото, как правило, дорожает. Кроме того, в кризис многие инвесторы традиционно вкладывают свои средства в золотые слитки. Это уже стало константой.

Зеленый цвет

Пока только прогноз, зато прогноз глав двух крупнейших российских банков Германа Грефа и Андрея Костина.

На заседании совета директоров Центрального банка ключевая ставка, которая шестой раз подряд находится на уровне 11%, будет понижена на 0,5 – 1%. Это хорошая новость, поскольку ее снижение сделает кредиты для бизнеса доступнее, и, как следствие, может стимулировать рост российской экономики.

Напомним, что ключевая ставка была введена 13 сентября 2013 года. Тогда она составляла 5,5% годовых. Затем начался постепенный рост ставки и 16 декабря 2014 года ее показатель достиг 17% (по официальной версии, из-за «девальвационных и инфляционных рисков»).

После этого в связи «с ускорением роста потребительских цен и охлаждением экономики» ключевая ставка была снижена на два процентных пункта. Охлаждение экономики продолжалось, а вместе с ним снижалась и ключевая ставка, пока 31 июля 2015 года не достигла 11%. На этой отметке она и была заморожена.

Теперь бизнес ждет ее разморозки и понижения.