fbpx

Bank of America: на рынке облигаций грядет «взрыв сверхновой»

Bank of America: на рынке облигаций грядет «взрыв сверхновой»

Инвесторы все чаще задаются вопросом, «не подходит ли к концу эпоха сверхнизких доходностей по облигациям», признается Bank of America Merrill Lynch (BAML) в своем обзоре за 12 августа. Клиентов банка все больше беспокоит «иррациональная эйфория» (выражение, которое впервые употребил в 1996 году тогдашний глава ФРС Алан Гринспен) на рынках бумаг с фиксированной доходностью, но продавать облигации они пока не готовы, пишет аналитик BAML Майкл Хартнетт.

Bank of America не первый, кто предупреждает о том, что цены на облигации забрались слишком высоко. На этой неделе управляющий директор J.P. Morgan Asset Management Оксана Аронов написала в колонке на сайте InvestmentEurope, что облигации с отрицательной доходностью, которых в мире торгуется уже более чем на $ 10 трлн, фактически превратились в эквивалент биржевых товаров (commodities), таких как нефть или золото. В условиях, когда инвестор приобретает бумагу заведомо убыточную, если держать ее до погашения, возможен только один рациональный расчет — что найдется кто-то, кто заплатит за нее еще дороже («теория большего дурака»), написала Аронов.

В июне известный американский финансист Билл Гросс заявил, что глобальная доходность по облигациям никогда не была столь низкой «за 500 лет задокументированной истории», и это «сверхновая, которая однажды взорвется».

Как пишет Хартнетт из BAML, защитные активы, такие как облигации или их заменители, становятся все более уязвимы к следующему витку ужесточения монетарной политики в США. Хартнетт приводит в пример ситуацию 2013 года, когда ФРС объявила о планах сворачивания «количественного смягчения» (QE), на что рынок отреагировал резким снижением цен на облигации и, соответственно, ростом доходностей. С тех пор ФРС только раз подняла ключевую ставку и пока откладывает следующее повышение, а тем временем не только страны, но и компании начали размещать бумаги с отрицательной доходностью.

Инвесторы пока не спешат избавляться от бондов, отмечает Хартнетт. Продавать облигации прямо сейчас значило бы то же самое, что продавать акции американских технологических компаний в августе 1999 года — за восемь месяцев до того, как «пузырь доткомов» лопнул, пишет аналитик. Катализатором всплеска доходностей на рынке облигаций может стать традиционная августовская встреча ФРС в Джексон-Хоул (ее проведение намечено на 27−29 августа), рассуждает Хартнетт. На ней глава ФРС Джаннет Йеллен может выступить с заявлениями, которые будут свидетельствовать о решимости ФРС ужесточить монетарную политику.

Потери инвесторов в случае внезапного повышения доходностей суверенных облигаций могут быть очень масштабными. По оценке Goldman Sachs, если доходность казначейских облигаций США неожиданно вырастет на 1 п.п., потери держателей бондов составят порядка $ 1 трлн.

BAML считает, что 2016 и 2017 годы, скорее всего, станут временем перехода к более сбалансированному сочетанию денежно-кредитной и бюджетной политики по всему миру. В последние восемь лет центробанки вливали деньги в финансовый сектор, а правительства соблюдали режим экономии. Вскоре монетарных стимулов будет становиться меньше, но правительства смогут проводить адресное фискальное стимулирование, прогнозирует инвестбанк. В преддверии этих структурных сдвигов инвесторам следует переключаться с «финансовых» активов (акции, облигации) на «реальные» (сырье, недвижимость) и с активов, выигрывающих в «дефляционные» времена (доллар, госбумаги), на активы, выгодные в условиях инфляции (золото, сырье), считает BAML.

EADaily

Маленькие консалтинговые фирмы стали доминировать на рынке сделок о слиянии в Европе

Небольшие консалтинговые компании в настоящее время взяли на себя почти половину всех сделок по слиянию и поглощению в Европе, отобрав эту прерогативу у инвестиционных банков, сообщает агентство Reuters.

По состоянию на 10 августа, общий объем таких фирм на рынке составил 44%, или $1,7 млрд, от общего объема. Для сравнения, за весь 2015 год процент пребывания на рынке составлял 42%, 30,5% — в 2007 году и 20,1% — в 2000 году.

«Мы не пытаемся продать несколько продуктов. Мы фокусируемся на высокой добавочной стоимости консультационного бизнеса», — сказал агентству управляющий директор Greenhill Питер-Ян Ботен, одной из первых американских фирм, работающих в Европе.

Goldman и JPMorgan борются за рынок золота в Лондоне

Планы предоставить Лондону право на торговлю фьючерсами на золото породили серьезную конкуренцию между крупнейшими банками мира, передает Financial Times.

На одной стороне баррикад оказался один из самых влиятельных банков на рынке сырьевых товаров — Goldman Sachs, а также китайский банк ICBC. Обе финансовые организации хотят, чтобы драгоценные металлы торговались на платформе Лондонской биржи металлов (LME).

Их оппоненты — HSBC и JPMorgan — хотят сохранить нынешнюю систему торгов, которая давно подвергается критике за свою непрозрачность. Данные банки при этом поддерживают инициативу Ассоциации Лондонской биржи драгоценных металлов, направленную на повышение прозрачности торговли.

Сейчас же цены на золото фиксируются дважды в день небольшой группой представителей банков, которые проводят совещания со своими клиентами по телефонной связи. Этот старый метод должен быть заменен электронной системой, однако большинство сделок совершаются без посредника на бирже.

Борьба за контроль над лондонским рынком драгоценных металлов, чей оборот достигает $5 трлн в год, развернулась на фоне повышенной популярности золота и роста его цены на 26% в текущем году. Основанием для этого послужило решение Британии покинуть Евросоюз и снижение процентных ставок по всем миру.

Будет ли торговля золотом в дальнейшем проходить непосредственно между продавцом и покупателем или исключительно на бирже, на данный момент неизвестно. Однако все участники и желающие попасть на рынок торговли золотом сходятся во мнении, что для лондонского рынка настал ключевой момент в его 250-летней истории.