fbpx

Финансовый план страны будет готов к октябрю

Финансовый план страны будет готов к октябрю

Правительство рассмотрит проект бюджета на 2017-2019 годы, а также поправки к бюджету-2016 одновременно — на заседании 13 октября, сообщил вчера замминистра финансов Алексей Лавров. Из-за выборов в Госдуму новый бюджет поступит к депутатам на месяц позже обычного — к 1 ноября. Новым парламентариям предстоит утвердить весьма жесткую конструкцию казны, предполагающую сокращение реальных расходов и почти полное исчерпание Резервного фонда.

Новости бюджетного процесса заместитель главы Минфина Алексей Лавров сообщил в Чите, куда приехал вместе с премьер-министром Дмитрием Медведевым (см. «Онлайн» от 9 сентября). Замминистра сообщил, что проект бюджета на следующую трехлетку, а также исполнение текущего бюджета 2016 года будут рассмотрены правительством на заседании 13 октября. За две недели до этого, по его словам, проект бюджета-2017/19 будет представлен Минфином правительству.

Напомним, из-за сентябрьских выборов в Госдуму уходящие депутаты еще весной приняли поправку, отодвинувшую срок внесения проекта закона о федеральном бюджете на месяц — на 1 ноября. По приостановленной на этот год норме Бюджетного кодекса Белый дом должен доставлять проект бюджета на Охотный Ряд в срок не позднее 1 октября.

С учетом того что в этом году из-за неопределенной макроэкономической ситуации правительство решило отказаться от традиционной весенней правки текущего бюджета (отложив все исправления на осень), такой сдвиг сроков предоставил Минфину большие возможности для маневров и согласований. Как сообщил на этой неделе другой замминистра финансов Илья Трунин, окончательные предложения по балансировке бюджета Минфин представит в конце сентября. Впрочем, с ключевым параметром госказны — общим уровнем расходов — власти определились уже достаточно давно: еще в начале июля глава Минэкономики Алексей Улюкаев сообщил о решении правительственной бюджетной комиссии поддержать замораживание расходов на 2017-2019 годы на ожидаемом уровне 2016 года — 15,78 трлн руб.

Замораживание трат, как неоднократно поясняли топ-чиновники, не коснется социальных расходов — они будут расти. Как сообщил вчера глава Пенсионного фонда РФ Антон Дроздов, только на индексацию пенсий в 2017 году на уровень инфляции текущего года (пока оценивается в 5,8%) федеральный бюджет потратит около 250 млрд руб. Так что для сохранения общего уровня расходов потребуется урезание других трат. Алексей Лавров вчера отказался отвечать на вопросы о вариантах сокращения бюджетных расходов. Источник Reuters в правительственных кругах сообщает, что сейчас Минфин предлагает урезать на 2017-2019 годы расходы, включая оборонные, на 6% от уровня 2016 года — сокращение не коснется только выплат населению и зарплат бюджетников.

В части бюджета нынешнего года Минфин рассчитывает удержать дефицит бюджета-2016 на уровне 3,2% ВВП, сообщил вчера Алексей Лавров. По итогам семи месяцев бюджет был исполнен с дефицитом 3,3% ВВП (1,521 трлн руб.) при утвержденном законом годовом плане 3%. По словам замминистра, полного исчерпания средств Резервного фонда в 2016 году из-за закрытия ими дефицита не будет — предполагается, что деньги в этой «кубышке» закончатся в следующем году и власти начнут тратить уже Фонд национального благосостояния. Напомним, в августе Минфин третий раз в этом году обратился к нефтегазовым накоплениям Резервного фонда, изъяв из него 390 млрд руб. Всего за две трети года из него взято уже 1,17 трлн руб.— на 1 сентября в фонде оставалось 2,09 трлн руб. (см. «Ъ» от 7 сентября).

Алексей Лавров вчера раскрыл, сколько же власти сэкономят в будущем на одном из непопулярных решений нынешнего года: индексации пенсий не на полный уровень инфляции (12,9%), а лишь на 4% — с добавкой в виде разовой выплаты 5 тыс. руб. в январе 2017 года. Из-за этого новогоднего «подарка» пенсионерам стоимостью 220 млрд руб. экономия бюджета непосредственно 2016 года невелика. Но, поскольку выплата разовая, в состав пенсий 2017 года, с размера которых будут производиться последующие индексации, она не войдет. Это спасет бюджет от дополнительных расходов в 2017-м и в следующие годы. «Если бы мы проиндексировали, то это создало бы базу и там пошло бы нарастающим масштабом, который измеряется, даже через три года, 300-400 млрд руб.»,— пояснил замминистра. В 2017-м индексация стоила бы дополнительно 150 млрд руб., в 2018-м — 250 млрд руб.

Вадим Вислогузов

Goldman: долг Китая растет на 40% от ВВП в год

В течение долгого времени, когда речь заходила о росте долга в Китае, аналитики смотрели только на самый широкий агрегат: так называемое общее социальное финансирование (TSF, Total Social Financing).

И за последние 10 лет, если смотреть на TSF, Китай создал более $20 трлн новых кредитов. Это значительно больше, чем все QE на развитых рынках. Эти деньги были использованы для восстановления экономики после депрессии 2009 г., и это привело к финансированию самого большого нерационального пузыря в мире и создало триллионы необслуживаемых кредитов.

Но около года назад стало ясно, что даже показатель TSF не показывает реальную картину. Банк Goldman Sachs провел свое исследование и пришел к выводу, что реальный долг Китая намного больше, чем можно было думать.

По мнению аналитиков инвестиционного банка, только в прошлом году было создано нового долга на 25 трлн юаней, а это эквивалентно 36% ВВП.

Такой показатель на 9% больше, чем показывают данные по TSF, которые свидетельствуют о росте всего на 25% ВВП.

«Отклонение от TSF было особенно заметным в прошлом году во II квартале, после того как произошел крупный «голубиный» сдвиг в политической позиции», — отмечает Goldman Sachs.

В целом Китай скрыл истинное значение новых кредитов, сократив его примерно на треть. Причина этого проста: КНР не хочет, чтобы мир или его собственное население осознали, насколько сильно экономика зависит от создания кредитов из воздуха. Да, кредиты обеспечены, но активы становятся все более бесполезными. Если Китай опубликует реальные данные, это приведет к еще более быстрому оттоку капитала, что ударит по банковской системе, юаню и, в конце концов, обрушит рынки по всему миру. Так что правда не нужна никому.

Goldman Sachs определил реальный размер кредитов с помощью создания собственной меры денежного потока в экономике. В частности, банк использовал количественную оценку денежного потока от домохозяйств и корпораций в различные финансовые вложения, в том числе банковские депозиты, недепозитные финансовые инвестиции, такие как продукты по управлению активами, инвестиционные фонды, страховые схемы и коллективные продукты.

В дальнейшем необходимо сделать корректировку на факторы, которые влияют на количество денег, но не имеют отношения к кредитованию. Обычно это изменения в государственном финансовом балансе, валютные преобразования домохозяйств и корпораций, трансграничный поток юаней.

В результате Goldman Sachs пришел к выводу, что по итогам первого полугодия 2016 г. поток кредитов составляет 35% от ВВП. В 2015 г. этот показатель достигал 38%.

Замедление создания кредитов — это хорошая новость, разрыв с TSF сокращается. И эта динамика может отражать более жесткую позицию в отношении теневого кредитования в последние месяцы.

Но очевидно, что эта жесткая позиции не была достаточно жесткой, так как около 40% роста экономики Китая по годовой скользящей средней являются результатом создания новых кредитов.

Это означает, что отношение долга к ВВП составляет около 300%.

И ежегодный рост составляет 30-40%, если учитывать неучтенные теневые кредиты.

В Goldman Sachs отмечают, что Китаю необходимо поддерживать высокий уровень инвестиций в инфраструктуру, которые зависят от интенсивности кредитования, чтобы достичь роста ВВП хотя бы на уровне 6,5%. То есть сильно сдерживать рост кредитов Народный банк Китая просто не может.

К 2019 г. отношение долга к ВВП превысит 400%, и это кажется абсолютно безумной цифрой, которая должна говорить не только о банковском, но и глобальном финансовом кризисе. Только благодаря чуду Народный банк Китая и Пекин все еще скрывают правду за счет серии удивительных отвлекающих и эффективных маневров, таких как национализация рынков акций, облигаций и валют.

Источник

Китайские компании потратили на слияние и поглощение за рубежом с начала года $129 млрд

За первые восемь месяцев года китайские компании инвестировали в приобретение зарубежных фирм $128,7 млрд в рамках 173 сделок, сообщает Forbes со ссылкой на данные Mergermarket Group.

В 2016 году китайские компании являются лидерами по приобретению зарубежных фирм, в то время как последние десять лет по итогам года в этой сфере неизменно первенствовали американские компании.

«Китай демонстрировал непрерывный годовой рост как по объему внешних сделок, так и по их максимальной стоимости в последние десять лет, — отмечает Ицин Ван, китайский редактор Mergermarket Group. — Однако 2015 и 2016 годы стали свидетелями даже более агрессивного роста».

Наибольший интерес китайские компании проявляют к технологическому, промышленному, химическому секторам. Среди крупных сделок — ChemChina купила Syngenta за $43 млрд, Tencent — Supercell за $8,6 млрд, HNA — Ingram Micro за $6,3 млрд.

Больше всего китайцы потратили на покупки в Европе — $76,5 млрд.