Модная профессия. Как бухгалтеры стали востребованными на рынке труда

Статья о том, как профессия бухгалтера обрела популярность в США, опубликована 1 сентября 1977 года в американском Forbes. Хотели бы вы, чтобы ваша дочь вышла замуж за бухгалтера? Или стала бухгалтером? Читайте дальше прежде, чем дать отрицательный ответ.


Представители популярных американских профессий — юристы и врачи, зарабатывают $100 000 в год. Они получают гораздо меньше, чем рок-звезды, но гораздо больше, чем среднестатистические корпоративные управленцы.
Представителей этих популярных профессий можно отнести к элите нашего процветающего общества. Они чувствуют себя уверенными и независимыми в отличии, например, от представителей корпоративного сектора. Их карьера не так быстротечна, как у шоуменов и спортсменов.
Теперь добавьте в эту элитную профессиональную группу сертифицированных бухгалтеров. Их бизнес растет с невероятной скоростью: уровень дохода бухгалтеров уже равнозначен доходу юристов и приближается к врачебному.

Artur Anderson & Co. — аудиторская компания, которая входит в Большую восьмерку. В компании работают 104 партнера высокого уровня, чей средний заработок в прошлом году достиг $178 000. Третий, по рангу, партнер компании Price Waterhouse & Co. Вольтер М. Байрд заработал больше $300 000 в прошлом году. В том время как, главный партнер компании Artur Anderson — Харви Капник заработал свыше $410 000. Молодые специалисты компании Peat, Marwick, Mitchell & Co. знают, что их ведущий партнер зарабатывает даже больше Капника. (В среднем генеральный директор крупной компании зарабатывает в пределах $250 000 — для сравнения).

Данная тенденция достаточно ясно прослеживается и в идеологии английского философа Адама Смита. Спрос на бухгалтеров растет быстрее, чем предложение. Конечно, данный спрос нельзя назвать естественным. Он не столько вызван потребностями населения, сколько навязан населению новыми законами.

Каждый год вводятся новые дополнительные требования к составлению и публикации финансового отчета для бизнеса. И поэтому все меньше американцев заинтересованы в том, чтобы самостоятельно считать свои налоги на прибыль. Прямо сейчас оказывается давление на публичные компании — они должны выпускать ежемесячные отчеты вдобавок к стандартным ежегодным. Мало того, этот отчет должен быть заверен сертифицированным бухгалтером.

Все это не укрылось от внимания нынешних студентов.

Председатель департамента бухгалтерского учета в Университете Южной Калифорнии, доктор Анелис Н. Мосич сделал интересное заявление: «Неожиданно студенты стали считать бухгалтерское дело модным и сексуальным бизнесом. Многие из лучших учеников, кто пару лет назад мог бы поступить в юридическую школу, выбирают бухгалтерское образование». В десятках школ по всей стране ученики выстраиваются в огромные очереди, чтобы записаться на курсы бухгалтерского дела. Записаться на курсы сложнее, чем попасть на «Звездные войны» в субботу вечером.

Университет штата Нью-Йорк в Буффало повысил средний проходной балл вступительных экзаменов на новые бухгалтерские дисциплины с 2.5 до 3.0, чтобы сократить очередь желающих. Но студентов не пугает риск провалить вступительные испытания, и они продолжают обивать пороги приемных комиссий.

В этом году университеты и колледжи США готовятся выпустить около 44 100  бакалавров и около 5500 магистров бухгалтерского дела. Число выпускников увеличилось больше чем в два раза в сравнении с выпускающимися в 1970 году. С 1963 года спрос на магистратуру стал таким же горячим, как и на MBA.

Конечно, сама степень еще не делает выпускника сертифицированным бухгалтером — CPA. Чтобы достичь этого звания, студентам необходимо сдать единый государственный экзамен на квалификацию CPA — изнурительное трехдневное испытание, которое большинство участников не проходят с первого раза. В год появляется не больше 10 000 новых сертифицированных бухгалтеров.

На рынке сейчас 180 000 сертифицированных бухгалтеров, грубо говоря один бухгалтер приходится на двух юристов. Однако спрос на юристов падает, а на бухгалтеров растет. Около 90 000 занимаются частной практикой, обслуживая 23 500 компаний. Из них свыше 16 000 фирм имеют одного партнера. У других 3 700 компаний есть около 10 партнеров. Как правило, в маленьких компаниях партнеры зарабатывают меньше — в среднем $35 000 в год. Примерно столько же зарабатывают в маленьких фирмах юристы. Но есть исключение. Согласно имеющимся сведениям, годовой заработок Сайдена Нишихама и Глена Кишида (два молодых и прытких сертифицированных бухгалтера) значительно больше $100 000.  Они консультируют клиентов из Восточной Азии, которые желают вести бизнес в США.

Следом идут 400 компаний, в которых работают от 10 до 50 партнеров. Большинство из этих компаний ведут местный бизнес, но в этой же группе есть несколько фирм с партнерством высокого уровня, которые начинают развивать бизнес по всей стране. Например, такие компании, как Oppenheim, Apple, Dixon & Co в Манхеттене. У них уже есть 6 офисов в разных штатах, и они надеются удвоить это число через 5 лет. Компанию Oppenheim возглавляют 40 партнеров.  Здесь средний заработок составляет $100 000 в год.

И наконец, 35 компаний-гигантов, у которых в штате более 50 партнеров. У этих компаний есть местные и международные офисы. Они обслуживают самые крупные корпорации США и берут за это сотни, тысячи, а часто и миллионы долларов.

Затмить эту группу, наверное, смогут только компании Большой восьмерки, чья прибыль составляет более $2 млрд.  Именно в этих компаниях сертифицированные бухгалтеры могут заработать больше всего. Например, более 1 025 партнеров компании Artur Anderson & Co в среднем заработали около $100 000 в прошлом году. 374 партнеров американского офиса Price Waterhouse заработали $131 000.

Около 25 000 сертифицированных аудиторов из 90 000 работают в государственном секторе. В среднем им платят около $20 000. В государственном секторе бухгалтеры зарабатывают не много, но иногда им удается вырасти из узкоспециализированных специалистов и стать, например,  директором казначейства, главным финансовым или даже генеральным директором. Хороший этому пример — генеральный директор компании Chrysler, сертифицированный бухгалтер Джон Дж. Бикардо, который заработал $700 000 в прошлом году.

Из 800 самых высокооплачиваемых американских генеральных директоров свыше 20% хвастаются своим финансовым образованием. Не все они бухгалтеры, но есть и такие. Никогда раньше сертифицированные бухгалтеры не зарабатывали так хорошо, как сейчас. В 1955 году фирмы Большой Восьмерки платили успешным выпускникам колледжа $3000 на стартовой позиции, сегодня они готовы дать $13 000 и больше. Даже с учетом инфляции средний доход сертифицированного бухгалтера увеличился больше, чем в 2 раза за последние 20 лет.

С каждым днем мы становимся все более сложным социумом, требуем все больше и больше новых категорий специалистов. В такой ситуации сертифицированный аудитор преуспел перед бухгалтером со счетами, как хирург или психиатр преуспели перед провинциальным врачом с потрепанным чемоданом.

Многие мелкие предприниматели — владельцы магазинов одежды, скажем, или владельцы салонов подержанных автомобилей не могут себе позволить нанять в штат бухгалтера, даже если они часто нуждаются в его услугах: счета для них — сложный лабиринт, из которого с каждым днем все сложнее и сложнее выбраться. Департамент труда и Служба внутренних доходов теперь требует от предпринимателей ежегодно представлять финансовые отчеты на 25 страниц, в которых зафиксированы сведения о их пенсионных отчислениях и о налогах на прибыль. Для того, чтобы им сориентироваться в этом, они в отчаянии обращаются за консультацией к сертифицированным бухгалтерам.

«Мои клиенты чаще всего обращаются ко мне по двум вопросам, которые, по их мнению, неразрешимы», — рассказывает Барри Е. Вагмен, 31-летний сертифицированный бухгалтер из Беверли Хиллз, который обслуживает физических и юридических лиц. Услуги Вагмена стоят $75 в час. «Они спрашивают меня, как лучше поступить — купить или взять в лизинг, сколько денег им нужно сохранить или инвестировать, чтобы уйти на пенсию с определенным доходом», — объясняет он. «Второй вопрос, — Вагмен продолжает, — связан с проблемой времени-процентов-денег. Я достаю свой карманный калькулятор, бью по кнопкам и через 15 секунд даю клиенту ответ. На этом калькуляторе за $160 я заработал несколько тысяч долларов».

Вагмен делает серьезное заявление: «В обществе, где существует план Киу, индивидуальный пенсионный счет, льготный режим налогообложения, незащищенные муниципальные облигации… Где в течение многих лет разница между покупкой и арендой автомобилей и офисов может составлять один год обучения в колледже для ребенка клиента — в таком обществе даже рабочий класс страдает от ошеломляющего потока финансовой информации».

Иногда люди обращаются к бухгалтерам, чтобы избавится от чувства страха и вины. «Я боялась сделать вычет подоходного налога, но бухгалтер посоветовал мне все же сделать это», — молодой сотрудник фирменного магазина Macy’s объясняет, почему она больше не составляет свои налоговые декларации сама. Бухгалтер подготовил для нее финансовый отчет, и в итоге она сэкономила больше, чем заплатила сертифицированному бухгалтеру.

Мелкий предприниматель, клиент одного сертифицированного бухгалтера из Лонг-Айленда, был обеспокоен тем, что агент Службы внутренних доходов слишком долго проводил плановую проверку. Он вызвал на помощь бухгалтера, который успел заметить — налоговый агент носит шерстяной костюм. Бухгалтер посоветовал предпринимателю включить обогреватель на всю мощь. После чего проверка прошла очень быстро и гладко. За свою консультацию он взял всего $60.

Все, что было сказано выше — примеры добровольного найма бухгалтера. Но государственные компании нанимают сертифицированных бухгалтеров, потому что Закон о ценных бумагах, принятый в США в 1933 и 1934 годах, обязывают их делать это. По мере развития нашего общества, список того, какую именно финансовую информацию должны раскрывать менеджеры — и заверять у сертифицированных бухгалтеров, увеличился в разы. Между 1973 и 1976 годами, к примеру, Комиссия по ценным бумагам и биржам выпустила 16 новых требований к раскрытию финансовой информации. Эти новые требования подразумевают много новых оплачиваемых часов для сертифицированных бухгалтеров. Эти бизнес-правила, введенные правительством, защищают доходы партнеров от спада, который часто преследует их клиентов. Во время экономического спада 1974-76 годов чистая прибыль Price Waterhouse возросла на 38%, а у Artur Anderson — на 27%.

Практически каждый день правительство способствует созданию огромных перспектив для развития бухгалтерского бизнеса. Недавний тому пример — закон 1974 года о защите пенсионных доходов наемных работников. Закон о реформе избирательной кампании США 1974 года требует от кандидатов в президенты вести тщательную отчетность по денежным средствам, полученным на проведение предвыборной кампании. Для того чтобы соблюдать правила федеральной избирательной комиссии, кандидатам необходимо иметь навыки бухгалтера, открыли для себя многие кандидаты на выборах в прошлом году. «Законопроект о полной занятости адвокатов и сертифицированных бухгалтеров», — так прозвал этот закон аудитор избирательной кампании президента Картера, Ричард Хардеен. В его шутке есть доля правды. Данный закон способствовал развитию спроса на юристов и бухгалтеров.

Представители Уолл-стрит, американских банков и многие политики настаивают на введении такого законодательства, которое обязует местные и государственные органы власти представлять финансовые отчеты, если они хотят брать в долг на публичных рынках. «Этот процесс уже идет, и он откроет огромные перспективы для нового бизнеса», — говорит Харви Капник из Arthur Anderson. Действительно, в июле прошлого года муниципалитет Нью-Йорка выбрал компанию Peat, Marwick, Mitchell & CO. в качестве своего аудитора и был готов платить за их услуги почти $1 млн в год. (Аудитор стал оскорблять мэра Нью-Йорка, критикуя  некоторые очевидные ошибки в его бухгалтерском отчете. Мэр в ответ отложил подписание договора с аудитором).

Можно сказать, что сертифицированным бухгалтерам приходиться бороться за свой заработок. Фраза «увидимся в суде» становится общей угрозой, когда на рынке появляется огромное количество самопровозглашенных защитников общественного капитала. На них часто подают в суд, обвиняя их в реальных и сфальсифицированных профессиональных ошибках — пытаются оспорить стоимость их услуг.  Иногда эти иски можно оправдать. Аудиторы входят в очень близкий круг своих клиентов, многие из которых хотят скрыть свое настоящее финансовое положение. По просьбе клиента, аудитор приукрасит данные в финансовом отчете. Транспортная компания Penn Central  была ярким примером ведения такого бизнеса, пока не обанкротилась.

Для того чтобы оправдать данную профессию, представители которой уже успели ее очернить, создали огромное количество этических требований и правил — обязательных для сертифицированных бухгалтеров. По воспоминаниям 46-летнего аудитора в 1958 году (время, когда он сдавал экзамен на получение лицензии CPA), правила о работе бухгалтера умещались в книжку, толщина которой была 2,5 сантиметра. «Сегодня, GAAP — национальные стандарты бухгалтерского учета изложены в книге толщиной в 152 сантиметра», — заявляет он. «С 1960 года на специалистов взвалили  талмуд правил: существуют правила Комитета по бухгалтерским принципам, Совета по стандартам финансового учета, Комиссии по ценным бумагам и биржам», — соглашается с ним Капник из Arthur Anderson. Сегодня первое, что должен сделать аудитор — проверить, соблюдал ли он все эти правила.

В целом весь аудит стал чрезвычайно сложным как для компаний, так и для клиентов — потому что перестал приносить реальную пользу и дорого обходится. «Когда бухгалтеры, наконец, определят, что именно они должны сообщать в финансовых отчетах, — высказывает свое мнение Капник, — количество проблем и расходов, которые есть сейчас, сократится».

Опираясь на опыт большинства растущих компаний, аудиторские фирмы перекидывают свои накладные расходы на клиентов в процессе работы — предоставляют им счет, в который уже включены эти и другие расходы. В итоге мы получаем слишком дорогие и запутанные аудиторские услуги. Объем продаж General Electric Co. достиг $15,7 млрд в прошлом году. Для того чтобы провести аудит этой компании, потребовалось 429 бухгалтеров из  Peat, Mrwick, Mitchell, которые работали из 38 офисов по всему миру. Аудит Singer Co., объем продаж которой $2,1 млрд, проводили 400 бухгалтеров из 63 офисов.

Очевидно, что аудит, как медицина и юриспруденция — отрасль, требующая больших трудозатрат, и использующая дорогую рабочую силу. Поэтому бухгалтеры не заинтересованы в том, чтобы снижать цены на свои услуги. Почему они должны делать это? Аудиторская фирма, по сути, покупает человеческие ресурсы, затем сдает их в аренду с высокой наценкой. Вот как это работает.

Как правило, крупная американская компания обещает начинающим специалистам со степенью бакалавра базовый оклад в размере $13 000. Молодые специалисты могут заработать еще $1000 сверху за дополнительную работу. Но партнеры не станут платить им больше $7 в час даже за дополнительную работу. Поэтому они предъявляют счет за свои услуги клиентам, и берут с них $20 за час. Средняя цена за час во многих фирмах составляет $40. Партнеры высшего уровня могут выставить счет за свою работу в размере $100 в час и даже больше — примерно в два раза больше ожидаемой прибыли. Очевидно, что ведущие партнеры зарабатывают больше в тех фирмах, где  рядовых специалистов больше, чем партнеров.

В прошлом году прибыль американского офиса Price Waterhouse составила $48 млн от общего дохода в размере $222 млн. В Price Waterhouse 12 рядовых сотрудников приходится на одного ведущего партнера. В среднем партнеры получили по $131 000 каждый. Прибыль компании Arthur Andersen составила $101 млн из общего дохода в $425 млн. В Arthur Andersen 10 сотрудников приходится на одного партнера. Здесь партнеры заработали больше $100 000 каждый.

В возрасте от 25 до 30 лет рядовой сотрудник может претендовать на должность партнера, если проявит свои талант общения с клиентами и хорошие знания аудита. Но в большинстве случаев статус партнера не получают раньше 30 лет. Но это стоит того, чтобы подождать: молодые партнеры Arthur Andersen заработали $50 000 в прошлом году. А партнеры с пятилетним опытом работы в среднем получили $74 000. Как много врачей зарабатывают больше?

Напомним: эти молодые партнеры не тратили свои время и деньги в этих популярных и неоправданно дорогих медицинских, юридических и бизнес-школах — хотя им и пришлось выкупить свою долю в партнерстве. Чаще всего доля в партнерстве стоит $38 000, и эту сумму можно вернуть при выходе на пенсию.

В каждом штате у государственной аудиторской коллегии есть свои требования к выпускникам. К примеру, коллегия аудиторов штата Нью-Йорк очень сурова к молодым специалистам. Она требует от них диплома бакалавра, сертификат уровня колледжа о прохождение аудиторских курсов, а также 2 года опыта работы бухгалтером, прежде чем позволит подать заявку на сдачу единого экзамена на получение лицензии CPA. А в штате Вермонт для того чтобы сдать экзамен, выпускники должны пройти всего лишь 2 года стажировки. Поэтому сертифицированные бухгалтеры Вермонта — в основном выпускники колледжа. В любом случае, сертифицированному бухгалтеру нужно соответствовать требованиям штата Нью-Йорк, если он планирует строить свою карьеру там.

90% сертифицированных аудиторов никогда не станут партнёрами Большой Восьмерки. Неудачники, подумаете вы. Ошибаетесь, они точно не останутся в проигрыше. Многие из них уходят в малый бизнес, где становятся партнерами; открывают свои собственные фирмы. Но о своем желании работать в Большой восьмерке им забывать не обязательно. «Во многих крупных аудиторских компаниях — примерно в 50%, наблюдается текучесть кадров», — объясняет нынешнюю ситуацию Роберт Халв, сертифицированный бухгалтер, руководитель одного из крупнейших в мире кадровых агентств, которое специализируется на подборе аудиторов. Именно поэтому Price Waterhouse открывает собственные бесплатные  программы обучения для сотрудников, которые ранее работали в других компаниях.

В этом есть хороший потенциал для развития бизнеса, в котором кодекс профессиональной этики запрещает специалистам вести открытую конкуренцию, а также сближаться с влиятельными людьми (потенциальными клиентами), которые по щелчку могут решить, какая компания окажет аудиторские услуги их автомобильному бизнесу. Данная тенденция только увеличит поток новых клиентов и позволит сохранить старых. По мнению одного успешного корпоративного директора, только выпускники Гарвардской юридической школы могут конкурировать с сотрудниками Большой восьмерки, где открыт канал больших профессиональных связей.

Популярность и доход аудиторов растет — неудивительно, почему аудиторы привлекают к себе так много критики. В Конгрессе поговаривают о распаде Большой Восьмерки.

Идут продолжительные судебные иски, многие из которых обещают быть довольно дорогостоящими. («Это катастрофа», — именно так оценивает иски против 4 аудиторских фирм, в число которых входит компания Большой Восьмерки Haskins & Sells, один сертифицированный бухгалтер). Сегодня малейший промах аудитора превращается в чье-то выигрышное дело. И все-таки, можно сделать следующий вывод: бухгалтеры плачут, но зарабатывают.

Босс в 37 лет

Рассел Э. Палмер в 21 год окончил университет штата Мичиган и устроился на работу в Touche Ross Detroit — одну из компаний Большой Восьмерки. «Я решил, что заработаю немного денег, а после пойду учиться в юридическую школу», — вспоминает он. 16 лет спустя — в 37 лет — он стал управляющим партнером компании. Его годовой доход составляет $300 000.

Успех Рассела Палмера объясняет, почему аудит так популярен среди студентов сегодня. Очевидно, аудит — прибыльное дело, в котором можно быстро достичь головокружительного успеха. Из 800 самых высокооплачиваемых руководителей, только 15 моложе Палмера.

Знаменитый бухгалтер? Не совсем так. «Я исполнительный директор одной крупной компании, — как сам рассказывает о себе Палмер. — Я делаю те же самые вещи, что и любой другой управленец».

Одна из этих вещей — сделать клиентов счастливыми. Он тратит много личного времени на выстраивание хороших отношений между партнерами и рядовыми специалистами Touche Ross, а также их клиентами.

Кодекс этики Американского института сертифицированных бухгалтеров включает в себя непростое правило 401, которое запрещает  «посягательство». Правило гласит, что аудиторским корпорациям запрещено сближаться с потенциальным клиентом.  Они должны ждать, когда клиент сам выберет их.

Палмер соблюдает это правило и благодаря этому поддерживает высокий статус в бизнес-сообществе. Работа 24/7 — про него. Он является членом правления около 11 общественных организаций для того, чтобы поддерживать связи с руководителями крупных бизнесов, которые нуждаются в услугах сертифицированных аудиторов.

«Вы должны быть на виду у клиентов», — заявляет Палмер. Судя по всему, это работает — доходы Touche Ross удвоились за пять лет правления Палмера.

Путь в высшее общество

В компаниях Большой Восьмерки работает 4448 партнеров и только 17 из них — женщины, менее 15 — чернокожие специалисты. Возможно, вы воспримите этот факт как свидетельство былой дискриминации, но попробуйте взглянуть на это иначе — как на большие перспективы для женщин и чернокожих, которые могут построить свою карьеру в быстро растущей отрасли. Большинство бухгалтерских фирм теперь хотят исправить существующую несправедливость.

Быть ведущим чернокожим аудитором — как это?

О своем опыте рассказал 43-летний Уильям Айкен, бывший морской пехотинец: «Я вырос в Гарлеме. В моем районе было много талантливых, невероятно умных ребят. Большинство из них, возможно, закончили девятый класс. Мое поступление в колледж? Я там так и не появился».

Благодаря GI Bill (закон, принятый в 1944, согласно которому лицам, служившим в вооружённых силах во время II мировой войны, выделялись стипендии для получения образования) Айкен смог получить аудиторское образование в Городском университете Нью-Йорка и попасть в НБА колледжа им Баруха. Айкен обил немало порогов компаний Большой восьмерки, пытаясь попасть в ряды их сотрудников. «Люди говорили мне, что мои попытки устроиться на работу в компании Большой Восьмерки — пустая трата времени. Восьмерка никогда не возьмет на работу чернокожего», — вспоминает он. Первые три фирмы так и сделали. Но он не сдался и в 1967 году Arthur Young Co. наконец-то нанял его.

В 1972 году вместе с двумя другими чернокожими сертифицированными аудиторами Айкен открыл собственную фирму в среднем Манхеттене. По его словам, вести свой бизнес не так легко, как кажется. Нужно быть готовым к провалам и работе 24/7. Но благодаря государственным контрактам (к примеру, они проводили аудит многих социальных управлений по работе с населением) и привычке кредитных менеджеров коммерческих банков направлять чернокожих бизнесменов за консультацией к  чернокожим аудиторам, фирма Айкена процветала.

Когда Айкен открыл свою фирму, в ней было всего три бухгалтера, сейчас 17. В его планах — увеличить штат до 200 сотрудников за десять лет. Он зарабатывает около $50 000 в год и признает, что мог бы получать намного больше, если бы остался в Arthur Young Co. Но он не жалеет о своем решении уйти: «Я получаю такое удовлетворение от работы в собственной компании, какое бы я не смог получить нигде больше».

А что же женщины? Сара Лу Браун одна из тех женщин, кто смог заполучить место партнера в Большой Восьмерке. Ее мама была учителем в школе Хьюстона, но Браун не хотела идти по ее стопам. Молодая девушка находила бизнес и цифры куда интереснее. Она поступила в Университет Райс, где изучала экономику и бизнес-администрирование. Немного позже Браун получила степень MBA в Техасском университете. В 22 года она уже подписала контракт с компанией Peat, Marwick Mitchell в Хьюстоне. А четыре года назад в возрасте 30 лет она получила статус партнера Peat, Marwick Mitchell. Сейчас ее средний заработок составляет свыше $50 000.

«Я точно могу сказать, что в отличие от других бизнесов, в аудите женщин воспринимают всерьез», — не понаслышке знает Браун, которая, кстати, сейчас находится в декретном отпуске по уходу за первенцем. «На сегодняшний день в Хьюстоне в двух компаниях Большой восьмерки есть женщины-партнеры. А сколько женщин-партнеров есть в юридических фирмах? Таких нет», — заявляет Браун.

Вести бухгалтерию мошенников

Старенький порт Манхеттена стал местом наживы для двух мошенников. Их преступный план был весьма изобретательным: они отправляли ящики, набитые старыми и ненужными тряпками, под видом ценного товара в Иран. Международный экспорт – дорогое удовольствие — за перевозку каждой партии своего «товара» они получили коносаменты ценой в $25 000 (коносамент —  это документ, использующийся в международной торговле, который удостоверяет перевозку груза и право на его получение. — примеч. редакции). Как правило, чтобы получить свой груз экспортер или импортер должны выплатить стоимость коносамента транспортной компании. Причем они могут взять кредит под залог коносамента и таким образом оплатить услуги перевозчика. По прибытию груза в пункт назначения дебитор обязан вернуть банку выданный кредит. Но мошенники не собирались возвращать свой груз, а уж тем более возвращать деньги банку. Они брали кредиты в банках под залог коносаментов на фиктивные компании, а после бесследно исчезали. Когда банки, наконец, обнаружили мошенничество, они оценили свой ущерб в $1,6 млн.

Это была весьма изобретательная афера. Раскрыть ее удалось Джеймсу Т. Марлою, 49-ти летнему бухгалтеру из Ирландии, который возглавляет отдел по борьбе с финансовыми преступлениями ФБР в Нью-Йорке. Марлой и его агенты приложили много усилий для того, чтобы выяснить, как именно работают преступники: они изучили тысячи компьютерных файлов, пачки фиктивных корпоративных документов и финансовых отчетов. Фактически им пришлось переквалифицироваться из агентов ФБР в бухгалтеров и проверить все финансовые отчеты, которые велись мошенниками. Тем не менее, они смогли поймать лишь одного партнера.

Запутанные преступления белых-воротничков стали головной болью ФБР. С 1960 года количество финансовых преступлений увеличилось вдвое — больше чем $90 000 в год. Полицейские сталкиваются с разными видами мошенничества: от фальшивых банкротств до финансирования несуществующих фондов, причем вся документация в таких случаях исчезает чудесным образом. Для того чтобы поймать финансовых мошенников, полицейским требуется не только оружие, но и аудиторские навыки.  «Преступный ум стал очень изощренным», — делится Марлой.

«Агент ФБР быстрее и качественнее раскроет финансовые махинации, если у него есть аудиторское образование», — продолжает он.

Вот еще одна отрасль, где бухгалтеры пользуются спросом. Уже около 10% из 8600 агентов ФБР имеют аудиторское образование. Марлой заявляет: «Мы стремимся нанять как можно больше бухгалтеров. Но сделать это не так-то просто — они слишком востребованы на рынке».

Вы не можете обладать всем

Старший брат звезды Бродвея Зеро Мостела (артист известного бродвейского мюзикла «Скрипач на крыше») Милтон Мостел работает бухгалтером. Он занимается частной практикой. Лицензия CPA и степень бакалавра юриспруденции выделяют его среди других сертифицированных аудиторов на рынке — он дает консультации и по юридическим вопросам. Мостел признается, что аудиторская часть его работы стала менее интересной, чем раньше: «Сегодня люди нанимают сертифицированных аудиторов только для того, чтобы правильно рассчитать подоходный налог. Но это еще не вся бухгалтерия. Бухгалтерское дело — наука о сборе, систематизации и передаче финансовой информации». В любом случае в его работе есть приятные бонусы: Мостел зарабатывает около $50 000 в год. Успешному предпринимателю в работе помогает всего один секретарь. По словам Мостела, клиенты доверяют ему свои деньги так же, как они доверяют свое здоровье своим семейным врачам.

Перевод Валерии Бородиной