7 популярных деофшоризационных стратегий: как бизнес реагировал на «деофшоризацию»

Виктор Калгин, директор группы международного налогообложения компании EY в Москве.

Виктор Калгин, директор группы международного налогообложения компании EY в Москве.

Объявленной в конце 2013 года деофшоризации уже больше двух с половиной лет. Она затронула все виды бизнеса, в которых присутствуют зарубежные операции, иностранные компании и сделки. Новая реальность изменила то, как предприниматели и крупные компании подходят к налоговой оптимизации и ведению бизнеса.


Даже простое наличие иностранных компаний, не направленное на налоговую оптимизацию, стало связано с новыми правилами отчетности, рисками и нередко с дополнительным налоговым бременем в России.

Основных концепций деофшоризации четыре:

  1. Контролируемые иностранные компании;
  2. Правила «фактического получателя» дохода;
  3. Налоговое резидентство;
  4. Налогообложение «косвенной» продажи недвижимости.

Каждое из этих новых правил в той или иной форме предполагают налогообложение доходов, оказывающихся за рубежом, но связанных с Россией.

Бизнес отреагировал на эти нововведения.  Наиболее популярных деофшоризационных стратегий оказалось семь.

deofka

1. Смена резидентства бенефициара

Контролируемые иностранные компании (КИКи) возникают только тогда, когда в структуре есть российское контролирующее лицо, например, собственник бизнеса. Если собственник перестает быть российским налоговым резидентом, то и КИКов не возникает. Смена гражданства при этом не обязательна: достаточно находиться в России менее чем 183 дня в году.

2. Создание «блокера»

Идея «блокера» была особенно популярна в самом начале эволюции деофшоризационного закона в 2014 году. Суть идеи в том, чтобы создать между собственником бизнеса и его иностранными компаниями промежуточное звено, которое не позволит признать иностранные компании контролируемыми. Это казалось самым простым и наименее затратным делом: ничего не менять в структуре владения активами, надстроив над ней ещё один уровень. В реальности все оказалось не так просто.

«Блокер» должен удовлетворять двум требованиям:

Требование 1. Отсутствие формального долевого владения (капитала и акций). Его не так сложно выполнить: структур без формального участия немало – трасты, фонды, партнерства и т.п.

Требование 2. Отсутствие контроля над иностранной структурой через «блокер». С этим на практике возникают проблемы, ведь не каждый собственник бизнеса отдаст над ним контроль в чужие руки.

Так или иначе, стратегия используется. Чаще всего компании создают трасты или частные фонды, передавая контроль над ними другим лицам.

3. Усиление присутствия за рубежом

Не стоит забывать, что деофшоризация – это не только налогообложение КИКов. Не в меньшей степени это и риски резидентства иностранных компаний, а также применения концепции «фактического получателя» дохода.

Обоими рисками можно управлять, усиливая присутствие на уровне зарубежных компаний и наполняя эти компании реальным содержанием. Кто-то консолидировал активы, избавляясь от лишних холдинговых и финансовых компаний, кто-то обеспечивал переезд нескольких сотрудников за рубеж (например, на Кипр), кто-то переводил активы в страны, где присутствие уже было.

4. «Сквозной» подход

Эта стратегия в каком-то смысле противоположна предыдущей. Вместо того чтобы «укреплять» зарубежные холдинги и субхолдинги, некоторые решили, что их надо наоборот признать «прозрачными» для налоговых целей. Благо новое законодательство позволяло применять «сквозной» подход и для налоговых целей считать, что доход выплачивается не иностранным промежуточным компаниям, а напрямую бенефициару. Для дивидендов, например, это позволяло в некоторых случаях экономить российский налог у источника (5% или даже больше).

5. Создание российского холдинга

В чем главная проблема налогообложения КИКов? Зачастую – в невозможности безналогового реинвестирования дохода в структурах, где контролирующим является физическое лицо. В таком случае, чтобы реинвестировать доход (например, от продажи активов) его нужно либо задерживать в иностранной структуре, либо выводить как дивиденды на уровень бенефициара. В любом сценарии придется заплатить 13% налога на доходы.

Решение может быть простым – создать российскую холдинговую компанию, выводить дивиденды до ее уровня (применяя ставку 0%) и уже из нее реинвестировать прибыль.

Поскольку компании, в отличие от физических лиц, могут использовать льготу по дивидендам, такая стратегия оказалась вполне эффективной. Те собственники бизнеса, которые готовы были перевести активы в Россию, при этом не желая расставаться с исторической зарубежной структурой (например, из-за существующих совместных предприятий с соглашениями по английскому праву), сочли такое решение вполне подходящим.

6. Смена резидентства иностранных компаний

Если нужно перевести активы в Россию и облагать здесь доходы иностранных компаний, при этом сохраняя их зарубежную «оболочку» (например, для совместных предприятий), то деофшоризационный закон давал такую возможность. Иностранные компании могли признать себя российскими резидентами добровольно, встав на учет и начав платить налог на прибыль в России.

С применением этого метода на практике долгое время были сложности, например, необходимая нормативная база появилась лишь в начале этого года. В законе также остается много неясностей, однако желающие получить российскую  налоговую «прописку» все же есть.

7. Ликвидация или замена иностранных компаний на российские

Если с зарубежной структурой можно расстаться или ее слишком долго и дорого переделывать и содержать, то оставался один выход: ликвидировать иностранные компании, заменив их на российские. К тому же деофшоризационный закон предоставлял льготные правила и переходные положения, упрощающие и удешевляющие этот процесс, например, «безналоговую ликвидацию» иностранных компаний. В результате некоторые собственники бизнеса избавились от иностранных компаний в своих структурах.

У каждой из описанных выше деофшоризационных стратегий есть свои плюсы и минусы, как в налоговой плоскости, так и с точки зрения бизнеса в целом. Кроме того, основные уроки еще впереди, когда новые структуры окажутся в прямом фокусе налоговых инспекторов и пройдут проверку на прочность.

Нет сомнений, что мы увидим и новые налоговые стратегии, и новые законодательные инициативы по борьбе с минимизацией налогов.

Деофшоризационная история  далека от завершения.